×
Понравилась эта статья?
Больше интересного
в Facebook – подпишись!
18+

Шестое чувство: интервью с дизайнером отечественного бренда AIKEN Айгерим Акеновой

02 октября 2017 Съемки/Это Bazaar

Фото: Баурджан Бисмильдин Baurdzhan Bismildin

Стиль и интервью: Шернияз Макатов Sherniyaz Makatov

 

Harper’s BAZAAR Kazakhstan (далее – HB): Айгерим, что для вас значит быть дизайнером? Вы больше художник или ремесленник?

Айгерим Акенова (далее – А.А.): На мой взгляд, дизайнер выполняет миссию переводчика. Одежда, внешний вид – это невербальная коммуникация, мы транслируем уникальное «сообщение», это своего рода визуальный голос. Я же наблюдаю, собираю впечатления в концепты, пропускаю информацию через себя, а затем перевожу ее на язык цвета и текстуры. Отношу себя больше к ремесленникам – предпочитаю делать что-то руками, сочетать и пробовать на практике, нежели делать художественные зарисовки.

HB: А как бы вы описали героиню AIKEN?

А.А.: Я долго думала о том, как запустить собственный бренд – не хотелось быть однодневкой. Меня пугало смогу ли я продержаться, ведь для поддержания и развития марки нужно столько сил, поэтому четко определить целевую аудиторию было наипервейшей задачей. Радует то, что люди интуитивно чувствуют первоначальную идею, которая вкладывалась в работу. Удивляет также то, что если раньше я фокусировалась на поколении Y, то сейчас обращаюсь и к поколении Х. Могу с уверенностью сказать, что женщина AIKEN знает свои сильные и слабые стороны, постоянно развивается и умеет одеваться так, чтобы создавать «диалог» с внешним миром. Моя клиентка уважает и гордится своими центральноазиатскими корнями, но и в тоже время комфортно чувствует себя и на Западе. Ее одежда, отражающая кочевой дух и культуру, понятна современному миру. Я сама из Казахстана и делаю свою работу с любовью к культуре родного народа, чего уже достаточно для формирования фундамента, ДНК. Для этого мне не нужно использовать национальные орнаменты, это совсем не мой инструмент.

HB: В рамках последнего показа на Mercedes-Benz Fashion Week Astana вы представили и мужские образы. Что скажете о герое AIKEN, какой он?

А.А.: Образ мужчины AIKEN сложился очень гармонично. Я часто наблюдала за парами и сразу подмечала то, как они одеты. Их связь читалась в деталях. Наш герой под стать избраннице – волевой, открытый и всегда находится в поисках чего-то нового.

HB: Говоря об осенне-зимней коллекции, я помню, как на показе в Алматы на экранах траслировали анимационный ролик «Что, если?». Расскажите, как появился этот концепт? 

А.А.: Я пришла к этой идее еще до подготовки к этому сезону, наблюдая за полинезийскими народами. Первое, что меня зацепило это контрастность между Полинезией и нашей страной. Казахстан расположен в центральной Азии, между Китаем и Россией, мы самая отдаленная от мирового океана страна. Полинезия же фактически полностью окружена водой. Но точек соприкосновения между нами оказалось намного больше. Как-то в сувенирной лавке мне попалась книга «And Then There Were None». В ней рассказывалось о том, как к гавайцам приехал Кук и о том, что они, не имея иммунитета к болезням колонизаторов, начали погибать. До этого я изучала ситуацию в Казахстане 1930-х годов. И от прочтения этой книги я ощутила боль от схожести того, что пережили люди там и здесь. Осознала, что «мы» сегодня являемся результатом родов, выживших в трудные годы. И это нас тоже объединяет — уважение к предкам, общность. Я описала свои впечатления режиссеру и так родился наш ролик. What if? – это попытка найти ответ на вопрос «А что, если в параллельных мирах есть другие версии нас?» Тогда стираются границы «они и мы», «наше и чужое». В январе этого года я была в Москве и попала на выставку американского художника Роберта Лонго. Случайность или нет, но меня зацепили две картины, висящие рядом, но не являющиеся при это диптихом. На одной изображен фрагмент туловища коня, а на второй крыло. И тут меня осенило: конь – символ номадов, крыло – символ ветра, а полинезийцев называют «кочевниками ветров». Очередная параллель между казахским народом и племенами Полинезии. То был последний знак и я твердо решила двигаться в этом направлении. В Алматы было показано 12 образов – я довольствовалась качеством, а не количеством. Но, все равно чувствовалась некая недосказанность, я не могла полностью сфокусироваться на коллекции из-за загруженности на национальном павильоне EXPO. Мне удалось заполнить эту пустоту на показе в Астане, где я добавила еще 8 выходов и смогла выразить идею в полной мере.

HB: Вы упоминали Astana EXPO 2017 и национальный павильон, где выступили в качестве автора концепта и главного дизайнера. Расскажите, как начиналась эта история.

А.А.: Как-то ко мне приехал друг из Астаны и рассказал о том, что в столице идет активный поиск дизайнера на EXPO. Я была далека от этого, но все же отправила заявку. Для конкурса я разработала два концепта. Первый был посвящен небу, как связующему звену между кочевниками, первым космонавтом и современными казахстанцами. Вторая идея заключалась в том, чтобы ощутить Казахстан посредством пяти чувств. В итоге меня попросили объединить два концепта. Этот проект стал для меня чем-то новым и дал новую почву для реализации идей. Я еще не говорила об этом открыто, но первое время я боялась признаться команде о том, что занимаюсь модой. Ведь наша индустрия окружена множеством стериотипов. В 2015 году во время презентации для главы государства на мне был образ собственного исполнения. И по окончанию успешной презентации, когда Нурсултан Абишевич спросил занимаюсь ли я только дизайном концептов выставок или так же интерьерами, я решилась сказать, что основной деятельностью является дизайн одежды. Переборов предубеждения, я поняла, что готова браться за разноплановые проекты и гордиться тем, чем занимаюсь.

HB: Как вам удается совмещать коммерческую и творческую части ведения бренда?

А.А.: Сначала я фокусируюсь на дизайне, а затем перехожу на цифры. AIKEN – молодой бренд, сейчас я пока сама отвечаю за процессы бизнеса и творчества, где нужна экспертиза более опытных людей – сотрудничаю по аутсорсу, а так же за годы в индустрии (11 лет) появился глобальный network — консультируюсь с коллегами и друзьями как с Европы, Японии, так и с США и Ближнего Востока. Для меня важно наладить связь с поставщиками. Например, ткань с мембраной, из которой сшит двухсторонний шапан, итальянская фабрика разработала специально для нас. Мы знакомы со студенческих времен, поэтому они пошли мне на встречу, хотя в списке их клиентов значатся Prada, Louis Vuitton и Moncler.

HB: К слову о тканях. Какие материалы вы могли бы назвать любимыми?

А.А.: Мне нравится работать с технологичными материалами – в них столько легкости и практичности. У итальянцев всегда много фантазийных разработок, а японцы делают, на первый взгляд, обычную ткань, но с необычным составом. Пристально слежу за Project Jacquard – разработкой лаборатории Google ATAP. Им удалось создать нити, с помощью которых можно управлять электорнными устройствами. Исследования по проекту запустились три года назад, но Levi’s уже презентовал концепт куртки, на манжетах которой вплетены специальные сенсоры, с помощью которых, можно будет переключить песню или ответить на звонок. Такой прогресс поражает и вдохновляет.

 

Портрет Айгерим: Яна Гаврилова;

модель: Анастасия Орлова @ eat Models;

макияж и прическа: Гузеля Сабитова;

ассистент фотографа: Айнур Мусагулова;

ассистент стилиста: Александра Реброва.